Сказка об украденном времени

Иван Давыдов — о времени, потраченном на истории без правильного финала
03.10.2017
731
0

Безусловная новость на ближайшие пару дней — короткий фильм о недвижимости телеведущего Владимира Соловьева, выпущенный в свет Алексеем Навальным. У ведущего три квартиры в элитном доме в центре Москвы (первую практически подарила мэрия, вернее, все-таки продала, но раз этак в шесть дешевле рынка, — это старая, давно и хорошо известная история). Страшненький, зато большой четырехэтажный дом в Переделкино и отличная дача в Италии (тоже не новость, но и саму дачу, и документы на нее Навальный, кажется, показал впервые) на озере Комо. Социальные сети мешают гнев с иронией, Соловьев отбрыкивается, но по-барски, вальяжно, как и положено владельцу отличной дачи в Италии: «Я богатый человек, об этом кто-то не знал? Я не видел этого текста, но не очень понимаю, в чем претензии ко мне, в том, что я этого не скрываю? Я занимался бизнесом в девяностые и являюсь богатым человеком». Правда, «бизнес в девяностые», говорят знатоки, это оказание несуществующих услуг Сбербанку, где по счастливому стечению обстоятельств на хорошей должности трудится зять телеведущего.

И вот дня как минимум два мы будем про эти дома говорить, шутить, будем возмущаться, ну и завидовать будем, конечно, как завещал товарищ Сталин.

Полгода уже все, кто хоть изредка следит за новостями (то есть в нашу-то эпоху всеобщей грамотности и социальных сетей — вообще, получается, все), знают хоть что-то о фильме «Матильда» Алексея Учителя. Даже если они не интересуются ни творчеством Алексея Учителя, ни российским кино как таковым, ни тем более половой жизнью последнего императора из династии Романовых — все равно знают. И тем более знают о непримиримой борьбе за честь царя, которую ведет депутат Государственной думы Наталья Поклонская. Поклонская упорная, чтобы не сказать упертая, Поклонская бьется насмерть, Поклонская пишет запросы в прокуратуру, пачками раздает интервью, сочиняет в течение дня по десятку постов в Фейсбук и даже успела рассказать телеканалу Министерства обороны «Звезда» о беседах с покойным царем в церковной тиши. Немного утомило, но все равно до сих пор смешно. Даже если не забывать, что в том числе и благодаря проповеди Поклонской сгорел кинотеатр в Екатеринбурге и автомобиль человека, вообще не имеющего отношения к фильму, но уже в Москве, — все-таки смешно.

И это, разумеется, любопытные новости. Но в каждой не хватает маленького штришка. В истории с Соловьевым — серии утечек из Следственного комитета в СМИ, которые специализируются на публикации таких утечек. «Телеведущий вызван на допрос»… «Задержан»… «Предъявлено обвинение»… «Сотрудничает со следствием»… «Охотно сдает подельников» (нет повода сомневаться, что именно этот задержанный особенно охотно сдавал бы подельников)… И так вплоть до фирменного твит-репортажа «Медиазоны» из зала суда. И потом уже — новости только от Ольги Романовой из «Руси сидящей» о том, на какие журналы надо бывшую звезду подписать и чего Владимиру Рудольфовичу не хватает для счастья в краях, в которых много холоднее, чем на озере Комо.

С Поклонской сложнее — тут дело интимное, газет не касающееся, ну, разве что не помешало бы для успокоения ранимых душ строгое, выдержанное, полное сострадания официальное сообщение о том, что с бывшим депутатом работают лучшие врачи, что в ее уютной и современной палате стены покрыты новейшими мягкими обоями, что в зоне досягаемости отсутствуют острые предметы, которыми бывший депутат могла бы пораниться, и что с покойным государем Наталья Владимировна беседует все реже и реже. И почти перестала по этому поводу печалиться.

Но мы ведь с вами прекрасно знаем, что не будет таких новостей. Что все эти истории — заведомо без финала. Без естественного финала, который вернул бы нормальность бытию вокруг, как выдуманные врачи из предыдущего абзаца — невыдуманной Поклонской. То же можно сказать и про любую резонансную новость последних лет. Последних пяти лет. Или последних семнадцати.

И это значит — время, которое потрачено добросовестными расследователями на поиск информации, время, которое потрачено ленивыми публицистами и блогерами на создание вокруг новостей того, что нынче принято обозначать непереводимым на русский словом «хайп», время, которое потрачено на чтение и обсуждение этих новостей читателями, — потрачено впустую. Украдено теми, кто создал в стране ситуацию, в которой у вскрытия ненормальности не бывает нормального финала. Вскрыли и вскрыли. Посудачили и забыли. И выйдет довольный Соловьев к телезрителям в своей бесконечной передаче «Воскресный вечер», и расскажет им о комплексах завистливого склочника Навального, об успехах в Сирии и о бедах Украины. И даже, возможно, о новостях с театра военных действий Натальи Поклонской против Матильды Кшесинской. С Мариинского, скажем так, театра военных действий.

Кстати, это соображение в сторону, конечно, хотя к обсуждаемой теме оно относится впрямую, — страшно даже задуматься, сколько времени у нас украли, обсуждая в течение нескольких лет украинские новости. Сколько это в человеко-часах и сколько это в жизнях. Это много.

Время — ресурс конечный, в этом, возможно, главная трагедия человеческого бытия. Даже блогеры и публицисты, несмотря на всю бессмысленность существования этой породы людей, могли бы свое время потратить с большей пользой, если бы цепочки новостей о Соловьеве и Поклонской, да и о тысячах прочих им подобных, кончались бы так, как должны кончаться. Что уж говорить о расследователях с писателями.

И все это краденое время, все эти несделанные полезные дела — в семье, на работе, в стране, все эти невосполнимые потери — они связаны только и исключительно с отсутствием повестки к следователю или своевременного звонка врачам. Ну, не пары, конечно, повесток, тут, возможно, счет на тысячи должен идти, но это как раз детали.

Важно только наше непоколебимое знание о том, что у резонансной новости на родине не может быть нормального финала.

Теги:
var SVG_ICONS = ' ';