Игрушечный экстремизм

Как государство борется с экстремизмом: ролевые игры, красная икра и казачьи кибердружины
04.05.2017
4391
0

Сообщения о судах и приговорах по обвинению в экстремизме появляются в новостных сводках каждый день. Самый громкий судебный процесс последних месяцев – над видеоблогером Русланом Соколовским: его обвиняют в экстремизме и оскорблении чувств верующих за интернет-ролик с «ловлей покемонов» в храме. Как власти меняли значение понятия «экстремизм» и сколько потратили на уникальные российские методы борьбы с «ненавистью и враждой» – футбол, халяльный ужин и детские игры в террористов – выясняла Софья Савина.


Экстремизм на словах

Определение понятия «экстремизм» дает Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» от 2002 года: это и нарушение целостности Российской Федерации, и публичное оправдание терроризма, и возбуждение социальной, расовой, национальной, религиозной розни, а также воспрепятствование законной деятельности госорганов и другие действия.

Постепенно это определение дополнялось новыми смыслами. Так, в утвержденной в 2014 году «Стратегии противодействия экстремизму в РФ до 2025 года» президент называет одним из наиболее опасных видов экстремизма «проведение несогласованных акций и организацию массовых беспорядков», а также «умышленное искажение истории». Особое внимание президент рекомендует уделять борьбе с экстремизмом в Интернете как основному средству распространения запрещенной идеологии.

По информации Генпрокуратуры, «рост экстремистской преступности» в России в последние годы продолжается. Причем не за счет насилия: увеличивается число преступлений, связанных с радикальными высказываниями и призывами.

По статистике Генпрокуратуры, радикальные высказывания – около 90% из всех преступлений в сфере экстремизма: 65% из них квалифицируется по статье 282 УК (разжигание ненависти либо вражды), еще 21% – по статье 280 УК (публичные призывы к экстремистской деятельности).

Государство финансирует борьбу с экстремизмом, в том числе и в Интернете. По госпрограмме «Информационное общество» (2011–2020 годы) на «Противодействие терроризму, экстремизму, насилию» только в 2017 году выделено 84,9 млн рублей.

Посади друга

Осваивают бюджет на ловле интернет-экстремистов и регионы. 28 апреля администрация Екатеринбурга разместила на сайте госзакупок заявку на «проведение социологического анализа в области противодействия экстремизма». Заказчик просит проанализировать форумы и блоги на предмет экстремистских материалов. За такой отчет городская администрация готова заплатить около полумиллиона – 450 тыс. рублей.

Похожие «экспертные работы по выявлению признаков экстремизма в информационных материалах» заказало в марте правительство Ростовской области. За лингвистические и психологические исследования видеоматериалов, книг, СМИ, постов в социальных сетях местные чиновники заплатили 4 млн рублей. Такую же сумму на эти же исследования в области потратили в прошлом и позапрошлом году.

В 2014 и 2015 годах подобные контракты заключил Департамент по делам народов Республики Саха (Якутия): к расследованию административных и уголовных дел за 529 тыс. рублей в год привлекали филологов: специалисты в области языка должны были определить наличие в материалах экстремистских идей. Такие психолого-лингвистические исследования информационных материалов заказывало и Главное управление МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области: цена такая же – 500 тыс. рублей.

В Мурманске выявлять экстремистов в социальных сетях попросили не профессионалов, а местную молодежь. В апреле 2017 года мурманский Центр противодействия экстремизму УМВД России провел ролевую игру «Антитеррор-2017».

На этапе «Подземка» студенты попадали в коридор, на стенах которого были развешаны разные картинки: среди них нужно было выбрать экстремистские материалы и сообщить об этом куратору в роли полицейского. На этапе «Библиотека» участники искали в предложенных текстах экстремистские высказывания. А на этапе «Дом» студентов заставили «внимательно изучить контент знакомых на страничках в социальных сетях в целях поиска запрещенной информации».

1.jpg
«Антитеррор-2017»: этап «Дом». Фото – 51.мвд.рф

Эта игра – не изобретение мурманских властей: похожее действо состоялось в Санкт-Петербурге два года назад. Тогда администрация муниципального образования Парголово заключила контракт на 898 тыс. рублей: за эти деньги нужно было провести патриотический молодежный сбор, посвященный противодействию экстремизму.

В техническом задании описан «учебно-показательный бой – Режим Контртеррористической операции»: несколько площадок, одна из которых содержит не только макеты оружия, но и «оформлена с использованием информационных баннеров, флагов, элементов экипировки представителей террористических группировок».

Питательные конференции

Воздействие на молодежь – одно из главных направлений антиэкстремистской пропаганды. После издания «Стратегии противодействия экстремизму в РФ» в 2014 году Министерство образования и науки потратило 12,4 млн рублей только на разработку «научно-методического обеспечения по профилактике терроризма и экстремизма в молодежной среде и воспитанию у подростков чувства неприязни к радикальным взглядам»: в перечень задач входило изучение истории становления антиэкстремистского движения.

За 5 млн рублей Министерство образования и науки в 2016 году провело научную конференцию по методам противодействия распространению экстремизма в образовательной среде. Ту же самую конференцию ведомство проводило годом ранее: в 2015 году она обошлась в 3,2 млн рублей.

Чтобы противостоять экстремизму в молодежной среде, Департамент национальной политики, межрегиональных связей и туризма Москвы тоже собрал экспертов для обсуждения проблемы – эти мероприятия стоили столичному бюджету 4,5 млн рублей.

Привлек науку к борьбе с экстремизмом и Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ): 9,3 млн рублей стоили курсы повышения квалификации «Классическое исламское богословие как фактор профилактики экстремизма и радикализма» для педагогов мусульманских духовных образовательных организаций. В курс входили не только разработка учебного плана, оплата выступлений лекторов и проживание учащихся, но и «обеспечение всех слушателей сертифицированным мусульманским халяльным двухразовым питанием», говорится в документах закупки.

Футбольным мячом по экстремистам

Оружием против распространения экстремистских идей среди молодежи для власти стали спорт и пропаганда здорового образа жизни. Департамент межрегионального сотрудничества, национальной политики и связей с религиозными организациями Москвы заплатил 9,9 млн рублей за «профилактиктическую» серию турниров по мини-футболу.

В документах значится: «организация массовых спортивных мероприятий как одна из приоритетных форм реализации национальной политики». Деньги пошли как на футбольные мячи, судейские свистки, танцевальные номера с «фольклорными ритуалами и обрядами», автограф-сессию с «селебритиз», так и на фуршет для почетных гостей: коньяк, норвежская семга, кролик, бутерброды с икрой и профитроли.

Мероприятия проводили два года подряд: во второй раз на это было потрачено 8,3 млн рублей.


 Ролик, созданный Отделом информации и общественных связей УМВД России по Владимирской области «Экстремизм не пройдёт!», оформленный в виде компьютерной игры Mario

В других регионах средства, предназначенные на борьбу с экстремизмом, осваиваются иначе. Например, в Тольятти 4,5 млн рублей по муниципальной программе «Профилактика терроризма и экстремизма» пошли на установку видеокамер в городе.

Где-то средства идут на традиционный метод борьбы – агитацию. Комитет государственного заказа Ленинградской области закупил рекламу по теме «Профилактика экстремизма и терроризма» – брошюры и плакаты за 2,3 млн рублей.

«Социальная реклама, направленная на воспитание толерантности, противодействие экстремизму и популяризацию футбола» стоила бюджету Самары 2,7 млн рублей.

В Тюмени видеоролики по профилактике экстремизма за 847 тыс. рублей транслируют в супермаркетах, за 525 тыс. рублей – в лифтах жилых домов.

В Дагестане с экстремизмом решили бороться с помощью СМИ: 400 тыс. рублей стоило сформировать группу из 40 журналистов и блогеров, специализирующихся на теме экстремизма и терроризма.

В документах закупки прописаны и конкретные направления журналистских материалов: «привлечь к проведению пропагандистских мероприятий не менее трех лиц, прошедших процесс адаптации к мирной жизни в Дагестане и отбывших наказание в местах лишения свободы за преступления экстремистской направленности».

Им также заказано «организовать собеседования с наиболее подверженными идеологии терроризма. По мнению заказчика, кроме молодежи, стоит поговорить еще с тремя категориями граждан: с людьми, получившими религиозное образование за рубежом, с отбывшими наказание за экстремистскую деятельность, а также с родственниками членов бандподполья.

Лиги, гвардии, дружины

Охоту на экстремистов объявили молодежные движения и некоммерческие организации, получающие финансовую поддержку от государства. Так, у «Молодой гвардии Единой России» есть специальное отделение «МедиаГвардия», члены которого вместе выявляют интернет-сайты с противоправными материалами. Именно они в 2015 году передали в Генпрокуратуру запрос на блокировку сообществ «ВКонтакте» запрещенной и признанной экстремистской в России организации «Правый сектор».

Согласно информации на сайте «МедиаГвардии», она существует на средства господдержки, выделенные в качестве гранта на основании распоряжения Президента РФ. Речь идет о президентском гранте на сумму 340 млн рублей, который получил «Российский молодежный союз» в 2014 году.

3.jpg
Участница проекта «МедиаГвардия» в фирменной футболке, фото –  mediagvardia.ru

Также существует проект «Кибердружина», созданный организацией «Лига безопасного интернета», – молодежное движение, объединяющее добровольцев для борьбы с преступлениями в виртуальной среде.

Именно «Лигой безопасного интернета» был разработан проект закона, благодаря которому в 2012 году был создан Единый реестр запрещенных сайтов. В ноябре 2016 года организация сообщила о создании казачьих кибердружин.

В 2013 году на проект «Лига безопасного интернета» было выделено 83 млн рублей, в 2014 году – 57 млн рублей, в 2015 году – 36 млн рублей. Учредителем некоммерческого партнерства «Лига безопасного интернета» выступает «Фонд Святителя Василия Великого», а председателем правления – «православный олигарх» Константин Малофеев.
var SVG_ICONS = ' ';