Номенклатура. Версия 2.0

07.01.2017
1426
0
В 1991 году в Советском Союзе вышла в свет книга политолога и социолога Михаила Восленского. Ее автор анализировал советский правящий класс, его амбиции, запросы и привилегии. На новогодних праздниках Вячеслав Яковлев перечитал эту книгу и понял, что номенклатуру прошлого и ее жизнь невозможно не сравнивать с жизнью чиновников нынешних. Анализ книги в современных реалиях – в его тексте для Russiangate.

Автор Russiangate – о том, почему Россия Путина так похожа на СССР (с примерами из книги Михаила Восленского «Номенклатура»).

Прежде всего — власть!  

Автор «Номенклатуры» ставит во главу угла саму власть, он считает ее главной потребностью чиновника. Именно власть приносит имущество и привилегии, а не деньги − власть. Так Восленский описывает типичного бюрократа: «Он фанатик власти. Это не значит, что ему чуждо все остальное. По природе он отнюдь не аскет. <...>  Но не в этом радость его жизни. Его радость, его единственная страсть — в том, чтобы сидеть у стола с правительственной «вертушкой», визировать проекты решений, которые через пару дней станут законами; неторопливо решать чужие судьбы».

Подобрать современный пример истории мелкого чиновника, который старается стать «царем и богом» на своем маленьком участке, несложно. Можно взять, к примеру, трагедию в Кущевской, когда бандиты терроризировали целую станицу при поддержке местных представителей власти. И только массовое убийство, шокировавшее всю страну, привлекло  внимание общественности к истории и положило конец самоуправству местных чиновников.

А следом − деньги

Восленский очень тщательно изучил вопрос зарплат советской номенклатуры. Он точно указал и зарплату завсектором ЦК, и высчитал общую сумму всех льгот, включающую в себя спецпитание чиновников, ежегодные поездки в санатории и так далее. Она составила 1154 рубля − почти в два раза больше, чем средняя зарплата советского гражданина.

Что же сегодня? По данным Газеты.ру, на сегодняшний день самые большие официальные зарплаты из государственных ведомств − в аппарате президента (249 тысяч рублей), затем идет президентская администрация (232 тысячи), замыкает тройку Министерство по делам Северного Кавказа (210 тысяч). Это почти в семь раз больше, чем зарплата среднего российского гражданина. И это только официальная разница – без учета неофициальных льгот и выплат.

Значительную разницу в зарплатах чиновников и прочих советских граждан Восленский в своей книге назвал «неотчуждаемостью номенклатуры». В той же главе он задается вопросом: а если чиновник получает такие большие деньги и, к примеру, не исполняет свои обязанности, может ли он вообще быть изгнан из бюрократического клана? «Формально − да», − считает автор, но «только формально». По его мнению, причиной для изгнания может послужить разве что очень скандальная история с участием «слуги народа» либо нарушение неписаных внутренних порядков, действующих внутри власти.

Как тут не вспомнить дело «Рособоронэкспорта» и его фигурантов – Евгению Васильеву и Анатолия Сердюкова? Или дело бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева, который, возможно, поплатился именно за нарушение «неписаных порядков» − встал на пути у всесильного главы «Роснефти» Игоря Сечина?

Отдельно надо отметить, что Восленский разделяет чиновничество – на госаппараты в классическом западном понимании и номенклатуру. Он пишет: «чиновники выполняют приказы государственных органов, тогда как номенклатура сама диктует свою волю этим органам − через решения, мнения и указания руководящих партийных инстанций. Чиновники − привилегированные слуги, номенклатурщики — самовластные господа». Чью волю сейчас исполняет наше чиновничество?

Гадость эта ваша заливная рыба

Большую главу своей книги Восленский посвятил исключительно питанию чиновников. «На маленьких блюдечках разложены порции зернистой и кетовой икры, на тарелках − отличная рыба разных сортов: семга, белужий бок, осетрина. Простокваша здесь такая, что трудно отличить ее от сметаны. Творог с сахаром пахнет свежестью и тает во рту. Словом, все там самое лучшее, такое, что простому советскому потребителю оно и не снится», − пишет он про спецбуфет ЦК КПСС. Естественно, он приводит сравнение цен в обычной столовой и в ЦК. Неудивительно, что даже при худшем качестве продуктов и отсутствии выбора, цены в них одинаковые.

Как не вспомнить нашу легендарную думскую столовую, о которой так много писали, – об ее низких ценах, качестве и шикарных банкетах? Именно с ней связано нашумевшее выступление депутата госдумы Сергея Иванова, который в январе 2015 года потребовал наказать виновных в повышении цен на кашу в столовой с 20 до 52 рублей. «Просто люблю я пшенную кашу с тыквой. Часто ее беру. Раньше она стоила 20 рублей с копейками, а теперь та же тарелка стоит 53 рубля. Это как? Из-за доллара или из-за санкций такая фигня происходит», − заявил он тогда.

Чиновники всегда любили хорошо поесть
Чиновники всегда любили хорошо поесть

Интересный факт, который приводит Восленский: в столовую Ленинградского горкома КПСС, находящуюся в Смольном, в расцвет Перестройки ежегодно поступало 300 килограммов лососевой и 550 килограммов осетровой икры. Не жалели на чиновников и продуктов попроще: в год для них выписывали 204 тонны сосисок. Несложно предположить, что большая часть этих продуктов в итоге оказывалась в спецзаказах. Как тут не вспомнить цитаты из знаменитого кремлевского меню, обнаружившегося в переписке «президентского» повара Евгения Пригожина?

Цитата

Вариант меню №1

Салат из козьего сыра

утиная печень, С соусом из черной смородины

Пельмени с мясом краба

Граните из щавеля

Горячее блюдо на выбор:

Судак по-монастырски

Или

Баранина конфи, запеченная с черносливом

Яблочный крем-брюле

О квартирах

«Глубина пропасти вырисовывается очень ясно при сравнении жилищных условий обычного советского гражданина и номенклатурного чина − скажем, взятого нами завсектором ЦК», − так начинает главу о квартирах чиновников Восленский. Он рассказывает, что чиновники при получении квадратных метров не имеют проблем ни с очередями, ни с районными органами. Дома для них строит специальное строительно-монтажное управление, и это далеко не «хрущобы», а «солидные и изящные строения с мягко скользящими бесшумными лифтами, с удобными лестницами и просторными квартирами». Но даже этого было мало для советской номенклатуры. «В номенклатурном кругу вы только и слышите, что о переезде − из хорошей квартиры в лучшую», − пишет автор.

Если что-то и изменилось за последние несколько десятков лет в лучшую сторону – то, опять же, только для чиновников. Если советская номенклатура могла лишь мечтать о приватизации квартир, зарубежной недвижимости, то современные чиновники получили «золотые» квадратные метры и фешенебельные квартиры огромной площади.

«Новая газета» провела большое расследование и выяснила, где живет наша элита. Например, в одном доме недалеко от Арбата живут Сергей Приходько, вице-пример правительства, и Алексей Кудрин, бывший министр финансов. Их квартиры оцениваются в 494 миллиона рублей и 458 миллионов рублей соответственно.

В доме на Рочдельской, недалеко от дома правительства, живут экс-глава службы внешней разведки Михаил Фрадков и заместитель Медведева Дмитрий Козак. Их квартиры стоят 70 и 140 миллионов, соответственно.

В «Доме Управления делами президента» живут командующий авиацией ВМФ Игорь Кожин (в квартире за 363 миллиона) и первый заместитель руководителя администрации Сергей Кириенко (в квартире за 303 миллиона рублей).

Могла ли советская номенклатура рассчитывать на получение в собственность таких квартир? Нет!

И это неплохо, что уж говорить о зарубежной недвижимости нынешних чиновников, которая советским госслужащим и не снилась. Например, Russiangate нашел квартиры в Майами у депутата Владислава Резника, а Алексей Навальный узнал о квартирах мэра Нижнего Новгорода − все в том же Майами.

О дачах

На момент издания книги о дачах работников партийного аппарата в СССР писать еще не осмеливались, а вот информация о дачах военной номенклатуры уже начала просачиваться в прессу.

Сравнение чиновничьих дач
Сравнение чиновничьих дач

«Так называемый «объект №10», выстроенная для главного инспектора Министерства обороны СССР: 341 кв. метр, 9 комнат, мрамор и гранит. Участок свыше 2 гектаров, пруд. Расходы на эту дачу составили 343 тысячи советских рублей», − пишет Восленский.

Площадь дачи маршала Ахромеева достигала 1000 квадратных метров, а участок при ней был − 2,6 гектара. Скромный маршал! Его коллега, маршал Соколов, владеет дачей площадью 1432 квадратных метра на участке более 5 гектаров». Один из заместителей министра обороны СССР истратил на свою дачу в Барвихе 627 тысяч советских рублей − разумеется, из казенных денег.

Но даже и в этом современная номенклатура переплюнула своих советских коллег. Естественно, что с развитием нынешних технологий и распространением интернета журналисты получили возможность заглянуть за высокие заборы чиновников. Например, посмотреть на дачу министра обороны Сергея Шойгу за 18 миллионов долларов, дачи сына и жены Юрия Воробьева, отца губернатора Московской области или дачи высокопоставленных чиновников из «Единой России». Для поиска дач у журналистов даже появился специальный термин – «дачинг».

Russiangate регулярно находит все новые и новые дачи новой номенклатуры. Например, дома экс-депутата Госдумы Евгения Медведева и бывшего президента Киргизии Аскара Акаева.

Но действительно высокие чины советской номенклатуры жили в совсем других резиденциях. Например, Светлана Аллилуева в своей книге «только один год» так описывает дачи крупнейших чиновников сталинской эпохи: ««Дача Берии была огромная, роскошная. Белый дом расположился среди высоких стройных сосен. Мебель, обои, лампы − все было сделано по эскизам архитектора <...> Дом Молотова был роскошнее всех остальных <...> Ворошилов любил шик. Его дача под Москвой была едва ли не одной из самых роскошных и обширных <...> Дома и дачи Ворошилова, Микояна, Молотова были полны ковров, золотого и серебряного кавказского оружия, дорогого фарфора <...> Вазы из яшмы, резьба по слоновой кости, индийские шелка, персидские ковры, кустарные изделия из Югославии, Чехословакии, Болгарии».

А что было после этого? Вот что пишет посол ФРГ в Москве о даче Брежнева: «Дача в Пицунде, − сообщает посол, − в великолепном огромном парке со старыми редкостными деревьями». Особое впечатление на посла произвел спортивный комплекс: «Здесь − гигантский плавательный бассейн со стеклянной крышей и стеклянными стенами, раздвигающимися нажатием кнопки. Далее ряд спортивных и гимнастических залов с душевыми и раздевалками − и затем великолепная просторная терраса с видом на раскинувшееся перед ней Черное море».

Сильно ли роскошь дач и спортивный комплекс, восхитивший посла, отличаются от нынешних резиденций первых лиц государства?

Автомобили

«Для самой верхушки номенклатуры предназначены блиндированные, с пуленепробиваемыми стеклами черные лимузины «ЗИЛ». В народе эти тяжеловесные машины прозвали «черными гробами». Напрасно: лимузины очень комфортабельны, снабжены английскими кондиционерами и прочим оборудованием с заводов «Роллс-Ройс», − пишет Восленский.

Чиновники и их пристрастие к дорогим автомобилям
Чиновники и их пристрастие к дорогим автомобилям

ЗИЛы ушли в прошлое, но требования нашей элиты остались прежними. Большой, черный, дорогой автомобиль. Предпочтительно − немецкой марки. Впрочем, есть и оригиналы, и любители редких марок. Например, Bentley Arnage и Jaguar Daimler Sovereign заместителя премьер-министра Александра Хлопонина или Rolls-Royce Phantom Игоря Шувалова. Много говорилось о создании российского современного «броневика» для первых лиц государства на базе ЗИЛ, но разговоры пока так и остались разговорами, а первые лица передвигаются на бронированных Mercedes.

Самолеты

Рассказывая о самолетах, на которых летает номенклатура, Восленский приводит интересный факт. «13 февраля 1990 г. аэропорт Внуково-2 обслужил всего трех пассажиров; королеву Испании и двух некоронованных принцев номенклатуры, членов Политбюро секретаря ЦК КПСС Медведева и первого секретаря ЦК КП Украины Ивашко. А находящийся рядом аэропорт Внуково-1 обслужил за тот же день 106 рейсов, перевезя около 10 тысяч человек». При этом во Внуково-1 их 58, во Внуково-2 42 самолета и восемь вертолетов.

Президентские самолеты
Президентские самолеты
А со временем их станет больше. Как мы уже писали в нашем расследовании, сейчас за специальным летным отрядом «Россия», с помощью которого совершают перелеты высокопоставленные чиновники, числится 69 бортов.

«После номенклатуры — свобода?»

Так называется последняя глава книги Восленского. Он задается вопросом: «Не станет ли в России после ухода номенклатуры еще хуже: гражданская война, анархия, терроризм, хаос и одичание, и в итоге — новая диктатура?, но ведь все тоталитарные режимы стараются создать такое представление и у своих подданных, и за границей. Они запугивают <...> тем якобы хаосом, который-де последовал бы за их исчезновением».

Стало ли в России лучше или хуже после ухода советской номенклатуры или ее перерождения в бюрократию − вопрос спорный. Точно одно: привычки власти остались прежними практически во всем. Особенно в том, что касается роскоши.